Menu

Почему марксизм снова на подъеме

0 Comment

Можешь не верить, но совсем победить все свои страхи не просто возможно, а совершенно выполнимо. Узнай каким образом ты можешь добиться этого самостоятельно и начать жить без страха!

Вопреки своему желанию, я был к этой накладке причастен. Посему я считаю необходимым публично принести свои извинения Алену Бадью, который, как мне известно, ни разу не усомнился, что речь и в самом деле шла о случайности. Подобного рода заседание, как вы знаете, должно иметь форму дебатов, а не восхваления. Я, однако, собираюсь отступить от этого правила: На сегодня мне известно мало книг подобного разма ха и подобной смелости мысли: К этой книге, к серьезности и строгости ее поэтики с мыслью о Беньямине, я имею в виду:

Разделение чувственного – эстетическая феноменология Ж. Рансьера

Жак Рансьер Эстетическое бессознательное ч. Чтобы понять это, следует поместить рядом два предуведомляющих утверждения Фрейда. Существенно, что она однозначна, что она противопоставляет романтической и обратимой неразличимости воображаемого и реального аристотелевский склад действий и знаний, направленный к событию узнавания.

СОВРЕМЕННЫЕ ИДЕОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ СТРАХОМ. Рансьер Ж. Олигархи продают чувство опасности // Русский журнал.

В этом отношении у очевидно противоположных дискурса глобализации и политики идентичности результат оказывается схожим: Взятые в своем голом различии, политические остатки от процесса глобализации как политики идентичности сегодня начинают тайком ассоциироваться с разрывом, до сих пор отделяющим общество от своей невозможной окончательной интеграции. Таким образом, в любом случае обозначилась несостоятельность прочих фундаментальных предположений марксистской и постмодернистской парадигм.

Деррида продемонстрировал, как этот восходящий к Гегелю телеологический взгляд на историю зловеще напоминает современный дискурс глобализации [13]. В другом месте я пытался обсудить различия в теориях упомянутых выше философов [16]. Эта политическая манифестация остатка больше не ставит своей целью, как у постмодернистов, осознание некоторого ранее отрицавшегося и вытесненного различия, завершающегося простым прибавлением соответствующей части идентичности к уже существующим частям данного социального целого [18].

Страх не так ужасен как ты считал раньше :) Действующий способ совсем избавиться от всех без исключения своих страхов находится тут. Нажми по ссылке и прочитай как ты можешь этого достичь!

Лакло формулирует эту идею следующим образом: И именно эта позиция делает возможной встречу остатка с принципом неопределенности социального целого, другими словами, делает возможной эмансипаторную политику. В данной статье я сконцентрируюсь на второй упоминавшейся выше идее, присущей политическим теориям Агамбена, Бадью и Рансьера: Все эти лотмановские категории связаны с новым подходом к понятию границы, разработанным Лотманом в его теории семиосферы, где граница понимается во всей своей сложности и амбивалентности: Самоописание устанавливает критерий включения различных элементов во внутреннее пространство их переводимости в метаязык.

Благодаря этой привилегированной позиции метаязык становится принципом универсальной переводимости внутри тотализированной семиотической системы: В этом смысле самоописание функционирует как механизм исключения.

Рансьер, Жак

По Европе опять бродит призрак - 1. После распада СССР и краха Великой Идеи западные эксперты и политологи с удовлетворением почти похоронили теорию о равенстве и справедливом обществе. При этом, стоя над могилой Великой Идеи они всерьёз обсуждали только два варианта: Слухи о гибели Великой Идеи оказались, мягко говоря, преувеличены.

Но вот наступил год и пропели жаренные петухи. Оказалось, что в Европе есть и неравенство, и противоречия, и эксплуатация, и классы с их интересами.

Книга Жака Рансьера «Немая речь» (), недавно вышедшая в английском Рансьер ставит целью опровергнуть те истории, которые . страхом, надеждой — этот вопрос бесконечно важнее того, удалось ли.

Народ, толпа и мнимый популизм Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных. Но не так уж просто понять, что означает само это слово. Ни дня не проходит без критики, которая со всех сторон доносится в адрес популизма и рисков, с ним связанных. Несмотря на различные вариации значений, согласно господствующим установкам, его характеризуют три ключевые черты: Ясно, однако, что три эти черты необязательно связаны друг с другом.

Это убеждение не влечет за собой никаких расистских или ксенофобских настроений. Для того чтобы заявить, что наши политики больше думают о своей карьере, чем о будущем своих соотечественников, или что те, кто находится у власти, действуют в интересах финансовой элиты, не требуется демагог. Оно не указывает ни на какую-то определенную идеологию, ни на последовательный политический стиль.

Оно используется лишь для того, чтобы создать некоторым людям определенный имидж. Существуют разнородные и даже противоречивые образы людей, фигуры, сконструированные с помощью того или иного способа сборки, некоторые своеобразные качества или отсутствие таковых. Третья черта популизма — расизм — является определяющей для этой конструкции. Задача — показать демократам, которых вечно подозревают в том, что они идеализируют народ, его настоящую и глубинную сущность.

Согласно этой позиции, народ — всего лишь толпа, живущая первичным чувством неприязни как по отношению к власть предержащим — которых она называет предателями, будучи не в состоянии постичь сложность политических механизмов, — так и по отношению к иностранцам, которых она боится из-за своей атавистической привязанности к условиям жизни, чье демографическое, экономическое и социальное развитие находится под угрозой.

Жак Рансьер: олигархи"продают" чувство опасности

Для политической философии Рансьера характерны ряд ключевых понятий: Политика — деятельность, предметом которой является равенство [2]: Несогласие — непреодолимый конфликт между людьми, который заложен в природе человека и проявляется в речевой ситуации , когда один из собеседников сразу и понимает, и не понимает другого. Полиция — символическое упорядочивание социального, направленное на определение доли участия или отсутствия участия у каждой части.

7) Харолд Блум – «Страх Влияния», «Карта перечитывания». 8) Эрик Бентли 49) Жак Рансьер – “Эстетическое бессознательное”. 50) Жак Рансьер.

Рансьер также противопоставлял себя постструктурализму, постепенно разрабатывая свою собственную систему взглядов с оригинальным понятийным аппаратом [1]. Политическая философия Для политической философии Рансьера характерны ряд ключевых понятий: Политика — деятельность, предметом которой является равенство [2]: Несогласие — непреодолимый конфликт между людьми, который заложен в природе человека и проявляется в речевой ситуации , когда один из собеседников сразу и понимает, и не понимает другого.

Полиция — символическое упорядочивание социального, направленное на определение доли участия или отсутствия участия у каждой части. Понятие восходит к работам Мишеля Фуко х годов [3]: Равенство — совокупность практик, направленных на удостоверение равенства кого угодно с кем угодно. Постдемократия — консенсусная система современности, основанная на тождестве общества и индивида и рассмотрении общества как суммы его частей.

Несогласие Рансьер Несогласие — фундаментальный концепт философии Рансьера [2]: Это конфликт между теми, кто говорят одно и то же, но подразумевают разное. Сущность несогласия — в непреодолимом конфликте между людьми, который происходит не от недоразумения, недопонимания или злонамеренности, а от изначальной двусмысленности, заложенной в самой природе человека, в разделении логоса на логику и слово [4].

Политика Рансьер прежде всего различает политику и распространенное понятие политической жизни какого-либо сообщества. Политика в собственным смысле слова есть крайне редкое явление [3]:

Жак Рансьер: искусство – это ненаправленный взрыв

Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями. В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность. Это предоставляет возможности для структурной манипуляции массовым сознанием. Однако я не считаю, что распространение информации и коммуникационных технологий увеличивает степень страха.

Жак Рансьер и собирание эстетической теории. 9. Хэрольд Рансьер Ж. Разделяя чувственное. СПб., . М., Хэрольд Блум. Страх влияния .

Подтверждение тому — исключительная популярность"художников взаимодействия" 1 , например Риркрита Тираванийи, а также рост числа менее известных художников, работа которых строится на непосредственном задействовании конкретных людей, групп и сообществ. Подобное искусство поддерживают всевозможные биеннале, а также многочисленные художественные ведомства, склонные теперь чураться установки традиционных скульптурных памятников, высмеянных как"" или"какашка посреди площади".

Мивон Квон определяет цели этого искусства как"спецификацию сообщества", Грант Кестер называет его"диалогическим искусством", Карлос Базуальдо —"экспериментальным сообществом". Общее во всех этих проектах — убеждение, что аутентичность укоренена в социальном, что внешняя, иная по отношению к доминирующей идеология обнаруживает себя в социальных связях, которые лишь одни способны противостоять атомизирующему воздействию современного капитализма.

Так, не успев появиться, социально ангажированное искусство было уже обеспеченно готовой этической и политической легитимацией. Антигероизм, антикапитализм, антиотчуждение — вот характеристики, что постоянно звучат при оправдании творчества, нацеленного на прямое взаимодействие с другими людьми. Для Николя Буррио"искусство есть место, создающее специфическое пространство общения", так как"оно, в отличие от телевидения, не разрушает, а сплачивает отношения".

Муки правдоподобия: о новой книге Жака Рансьера

Рансьера рассматривает эстетику и политику как равнозначные виды деятельности, смысл которых сводится к реконфигурации чувственного опыта. Такой подход является феноменологическим. Он позволяет развивать идею демократии как несогласия, но вместе с тем сводит эстетику и политику к сопротивлению, не предполагающему позитивной социальной программы. , . Жак Рансьер — одна из наиболее заметных фигур в современной политической и эстетической мысли.

Ключевые слова: Страх, управление, национальная безопасность, человеческая безопасность, го- сударство . Как отмечает Ж.Рансьер, государ-.

Александр Марков Муки правдоподобия: Подступ к самой новой книге Рансьера — в статье Александра Маркова. Эстетическая категория правдоподобия, осевая для классицизма, по-прежнему образует стержень дискуссий о том, как устроено историческое бытие: О правдоподобии было легко рассуждать французским просветителям, для которых создание правдоподобия тождественно изобретению: В отличие от сценического правдоподобия, имеющего в виду сюжет, который мы признаем уникальным несмотря на его избитость именно в силу текущего применения неожиданных приемов и механизмов, историческое правдоподобие не дает нам сыграть в эту игру — принять текущие эффекты за исходную точку критического суждения одновременно о происходящем на сцене и происходящем в действительности.

Для них правдоподобие в истории есть постоянное производство материальных символов, удерживающих человека в историческом времени и не дающих истории упасть в пропасть. Исторические ошибки и преступления происходили там, где это производство нарушалось, где лень и суеверие не давали выстроить его правильно. Теперь, разумеется, такой точки совершенства, в которой наивно совпадают энтузиазм и вера, благодаря производящему себя правдоподобию, уже не существует.

Это первая ступень любви. На второй становятся более разборчивыми. Способность выбирать — это уже признак упадка точнее — упадок: Именно тогда упорно ищут красоты.

ЭСТЕТИКА И. КАНТА И ЭСТЕТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ Ж. РАНСЬЕРА

Шестакова Жак Рансьер р. Его собранные в настоящем издании работы посвящены непростому положению современной эстетики — той точки на перекрёстке чувственного и умопостигаемого, где смыкаются художественный образ, философское высказывание и политическое действие. Эстетика и политика пер. О разделении чувственного и соотношениях, устанавливаемых им между политикой и эстетикой 2.

С. 6) Сами эти страхи модерна по своему характеру, надо заметить, поразительным образом близки критике эпохи 7) Рансьер Ж. Цит. соч. С.

Стало быть, политическую сцену здесь осветило отнюдь не слепящее солнце. Зато мы могли деидентифици-роваться по отношению к государству, убившему их и убравшему из всех подсчетов. Но ведь дело другого как политическая фигура есть, прежде всего, деидентификация по отношению к некоторой самости. Эта идентификация смогла стать принципом политического действия, а не только жалости, в силу отчетливой причины: И в силу этого сделалась возможной субъективация отличия гражданства от самого себя, субъективация разрыва между юридическим и политическим гражданством.

Этот отрыв не создавал политики для алжирцев. И тогда война ради присвоения исторической идентичности и политика субъективации невозможной идентичности остались без крепкой политической связи между собой. Политика существует потому, что имеется некое дело другого, отличие гражданства от него самого.

Повсюду мы констатируем следствие забвения этого отличия. Кроме консенсуса, имеется еще и следствие, или дополнение утопии консенсуса: Но асимметрия — это не только невыполненная задача. В войне не существует дела другого.

Дискуссия редакции 12 с Кириллом Кобриным и Ильей Калининым

Жизнь вне страха не просто возможна, а совершенно достижима! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни тут!